ДВА СОВСЕМ РАЗНЫХ ПОДХОДА

Недавно компания «Великолукский мелькомбинат» приняла решение о том, чтобы выделить около 1 млн. рублей на ремонт кровли детского сада «Росинка» в Переслегино (ссылка). Руководство объяснило свои действия тем, что «Великолукский мелькомбинат – социально ориентированная компания», тем, что «Мы, наши родители и дети живем на этой земле». В итоге все работы планируется выполнить в течение 1-2 месяцев, а работу подрядчика оплатит «Великолукской мелькомбинат».
Как отличается этот конкретный и ответственный подход со стороны солидного предприятия от того, который постоянно демонстрирует вроде бы небедный бизнесмен Дмитрий Матвеев!
О проблемах детского сада «Росинка» Матвеев прекрасно знает. Поселок Переслегино всегда входил в круг его экономических интересов. Здесь будет уместным вспомнить атаку со стороны Матвеева в середине 2000-х годов на стабильно работающее с советских времен ЗАО «Великолукское» (бывш. колхоз «Россия») с целью рейдерского захвата. Попытка была не совсем удачной. Получить полный контроль над хозяйством Матвееву не удалось, и в результате крупное хозяйство оказалось расколото надвое.
Имеем типичную для Матвеева картину. Поселок Переслегино, вернее активы, расположенные на его территории, в круг интересов молочного бизнесмена входят, а вот жители Переслегино с их проблемами – нет. Чем не прямая аналогия подхода властей Украины к жителям Донбасса?!

Поселок Переслегино, вернее активы, расположенные на его территории, в круг интересов молочного бизнесмена входят, а вот жители Переслегино с их проблемами – нет. Чем не прямая аналогия подхода властей Украины к жителям Донбасса?!

НИКОГДА Дмитрий Викторович даже не заикнулся о том, что он как представитель бизнеса ориентирован на решение социальных проблем! Сколько бы ни было денег в кармане на тот момент – НИКОГДА! Не заставляет Матвеева задуматься и проявить соучастие даже тот факт, что в Переслегино живут и водят своих детей в местный детский сад люди, который работают на подконтрольном ныне Матвееву тепличном комбинате. В общем, отношение не совсем человеческое.