«ПРАВДА» ДМИТРИЯ МАТВЕЕВА

Свое жизненное правило №2 бизнесмен Дмитрий Матвеев формулирует следующим образом: «Всегда смотреть правде в глаза, даже, когда от неё больно». Следуя этому правилу, Матвеев с гордостью рассказывает историю о том, как не помог фронтовику Ивану Федоровичу, который приехал к нему на депутатский прием «на самодельной доске на колесиках». Не помог и подвел под эту непомощь еще и целую философскую базу.

Фронтовик просил у бизнесмена Матвеева газовую колонку. В деньгах это 10 500 рублей по тем временам. Для олигарха, каким себя всегда позиционировал г-н Матвеев, – сущие копейки. Иван Федорович, видимо, за чистую монету принял слова тогдашнего депутата Матвеева о «борьбе с бедностью», о «помощи людям» и пошел брать свою порцию.

Однако последовал отказ. Почему? А потому, что фронтовик имеет трех сыновей, и эти сыновья и должны обеспечивать фронтовика с хорошей пенсией всем необходимым, а не депутат Матвеев.

Следует даже подробное объяснение фронтовику:

 У меня перед вами была женщина, пришла с двумя детьми. Учительница. У неё сестра пила вместе с мужем, был пожар, сгорела квартира, и они оба погибли. Остались двое детей, понимаете, без всего и на руках у учительницы с мизерной зарплатой (это было начало 2000-х). А их надо кормить, одевать, обувать. Им по 10 лет, вся жизнь впереди, а кроме тётки никого. Им я помогу, а у вас есть сыновья».

Заметьте, никто Дмитрия Матвеева в эту сложную психологическую ловушку не тащил. Сам себя туда завел, сам там запутался и не знает, как оттуда выйти. Человеческие судьбы Матвеев пытается сравнивать и взвешивать – кто более, а кто менее заслужил. Когда гибнет пьющая сестра учительницы вместе с мужем – это для Матвеева – трагедия, а когда фронтовик идет к человеку, за которого голосовал, и который заведомо богаче его – это наглость.

 

 Человеческие судьбы Матвеев пытается сравнивать и взвешивать – кто более, а кто менее заслужил.

 

Нелепая логика получается. И самое главное, откуда Матвеев знает, кто более достоин его помощи? Даже в Евангелии нет однозначного ответа на этот вопрос. Там утверждается, что просящему нужно дать, и что помогающий спасает собственную душу и не должен заботиться о том, прав ли просящий. Христос сомневался, так как понимал, что жизнь богата нюансами и не всегда очевидный ответ – самый верный.

А вот Матвеев никогда не сомневается! И, заняв свое депутатское кресло, Дмитрий Матвеев откровенно возомнил себя инстанцией, которая может по собственному усмотрению карать и миловать людей. Вот показалось Матвееву, что фронтовику и так его пенсии много – вот и показывает он власть.

Вот они, ключевые слова Матвеева: «кажется», «показалось»… Молочный олигарх даже не понимает, что пришедший к нему Иван Федорович имеет право требовать газовую колонку просто как фронтовик. Он и воевал, и ноги потерял, в том числе и для того, чтобы теперь, когда остался жив, спросить и потребовать свое – за себя и за всех тех, кто с той страшной войны не вернулся.

Вы спросите, имеет ли он право просить и требовать? Конечно, имеет. И если той же учительнице из рассказа Матвеева нужно помогать из жалости, то помощь ветерану Великой Отечественной помощь должна наступать из самого факта существования такого человека рядом с нами. Фронтовик, спасший всех нас от фашизма, вправе требовать даже то, что может показаться незаслуженным на первый взгляд. Вы полежите в окопах под вражеским огнём, погорите в танках и самолётах, похлебайте баланду в фашистских лагерях – тогда и поговорим дальше!

Ах, у него есть сыновья?! Но это вопрос их совести, это их выбор и их судьба. Это не ваша компетенция, Дмитрий Викторович! Но если лично вы не помогаете фронтовику, даже будучи весьма обеспеченным человеком, то стоит ли удивляться, что многие люди вокруг в открытую называют вас не принципиальным человеком, а несколько по-другому!

 

Аналитическая группа

Комитета по противодействию

информационным диверсиям