МЕНЯ ТЕРЗАЮТ СМУТНЫЕ СОМНЕНИЯ…

В конце января 2019 года пресс-служба управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору опубликовала информацию о том, что на российско-белорусском участке границы запрещен ввоз почти пяти центнеров сыра (ссылка). В информационном сообщении говорится, что должностными лицами Управления Россельхознадзора по Санкт-Петербургу, Ленинградской и Псковской областям при проведении ветеринарного контроля на российско-белорусском участке Государственной границы Российской Федерации в деревне Лобок запрещен ввоз 450 килограммов готовой молочной продукции – сыра. Также сообщается, что продукция якобы ОАО «Кобринский маслодельно-сыродельный завод» следовала из Республики Беларусь якобы в Санкт-Петербург.

Почему якобы? Да потому, что в нынешних реалиях даже документы не могут дать 100% гарантии места происхождения и пути назначения товара. Давайте вспомним «белорусские» креветки, «белорусские» кальмары, «белорусские» яблоки, объем ввоза которых превышает физические возможности фруктовых садов, находящихся на территории Республики Беларусь.

Ситуация не так проста как кажется на первый взгляд и подобна айсбергу, основная часть которого скрыта от глаз. Выдвинем несколько версий произошедшего на российско-белорусской границе, в принципе, имеющих право на жизнь:

Версия первая: Фактическое место происхождения товара?

Данный сыр по документам является белорусским. А на самом деле? На самом деле он вполне возможно произведен в одной из европейских стран, находящихся сегодня под продовольственными контрсанкциями РФ.

Простите, но здесь почему то сразу вспоминается великолукский сыродел Дмитрий Матвеев. С его любовью к Западу, его рассказами о том, насколько западная культура производства сыра ушла вперед и т.д. Ранее анонсированные связи Матвеева с Литовскими производителями сыра (ссылка) вполне могли заставить его лоббировать их интересы вот таким вот образом.

Версия вторая: Фактическое место назначения товара?

Сырная продукция задержана на пункте пропуска Лобок, что совсем рядом с Великими Луками. А теперь давайте вспомним цитату Дмитрия Матвеева из его недавнего интервью:

 Фальсификаторы, «фасовщики», контрабандисты, нехватка качественного сырья, недобросовестная конкуренция, монополия федеральных сетей, устаревшая нормативно-правовая база – это реальность сырной отрасли наших дней».

Господин Матвеев себя же от российской сырной отрасли не отделяет. Где гарантии того, что в условиях нехватки качественного сырья и необходимости «показывать» инвесторам определенный уровень производства ГК «Кабош» не выступает тем же «фасовщиком»? Соблазн ведь есть всегда. Получили некий сыр из Беларуси, наклеили на него собственные этикетки и вперед в торговые сети!

Но самое печальное даже не в том, что в ходе проведения ветеринарного контроля инспекторами Управления выявлено отсутствие ветеринарных сопроводительных документов, подтверждающих безопасность и происхождение товара. Наибольшее беспокойство вызывает факт, выявления должностными лицами ведомства нарушений правил транспортировки готовой молочной продукции, требующих соблюдения температурного режима. Говоря по простому, в транспортном средстве отсутствовало холодильное оборудование!

И если предположить, что данная сырная продукция предназначалась для «перевыпуска» и поставки на прилавки под брендом «Кабош», то качество и безопасность данного бренда под очень серьезным вопросом.

В этот раз пронесло. Был оформлен акт о возврате груза в Республику Беларусь. Но кто может гарантировать, что больше нет машин с сыром с «мутными» документами и правилами хранения, которые колесят в направлении Великолукского молочного комбината и из него. Прецедент то ведь уже был.

Так в июне 2016 года на Куньинском посту ДПС была задержана фура с сыром на 7,2 млн. руб., следовавшая с Великолукского молочного комбината без документов и маркировки… Уверены, вы понимаете, что вывоз продукции со складов молочного комбината без личного указания Матвеева Д.В. невозможен.

 

Аналитическая группа

Комитета по противодействию

информационным диверсиям