ДЫРЯВЫЙ ФРАК ОЛИГАРХА

Депутат Псковского областного собрания Лев Шлосберг: В Псковской области основные средства на село забирают мегафермы и агрохолдинги (28 мая 2015 Источник: Росбалт http://shlosberg.ru/?press=84)

 

…Структура государственной программы «Развитие сельского хозяйства Псковской области на 2013-2020 годы» показывает, что её фактическим приоритетом является поддержка финансовых оборотов крупных агропроизводств, по существу – не поддержка сельского хозяйства, а поддержка банков, кредитующих эти агрохолдинги на многие миллиарды. Проценты по кредитам (опять же, это доходы банков, а не сельхозпроизводителей) исправно платят как федеральный, так и областной бюджеты.

Аграрная политика Псковской области должна быть не способом «освоения бюджетных денег» собственниками крупных агрохолдингов, а средством развития села, поддержки постоянного сельского жителя, укрепления сельского образа жизни».

 

Нельзя не согласиться с неодобрением областным парламентарием того факта, что государственные деньги в Псковской области на протяжении многих лет на 9/10 тратились на крупные агрохолдинги, а не на развитие и поддержку малых и средних хозяйств.

Кроме озвученных господином Шлосбергом поддержки «на плаву» зачастую неэффективных собственников и обогащения кредитующих организаций такая политика, к сожалению, провоцирует коррупцию в госструктурах и банках: всем заинтересованным фермерам известны «трудности» при получении кредитов и субсидий, особенно в государственных организациях.

Но есть и другие негативные последствия.

Некоторые недобросовестные «предприниматели» в принципе не способны созидать, а могут только хитроумно воровать. Как, например Дмитрий Матвеев, учившийся искусству оборота и легализации криминальных денег еще в бытность свою «бухгалтером» небезызвестной великолукской криминальной группировки. Именно тогда будущий уездный олигарх создал свои первые фирмы, которые ничего не производили, а только прокручивали деньги и товары, скупали акции предприятий, разоряя то, что еще работало, распродавая все, что захватывали.

Именно такие «предприниматели» особенно охочи до государственных денег: льготных кредитов и субсидий. Пользуясь криминальными и околокриминальными связями из 90-х и приобретенными в те же времена навыками прятать деньги и пускать пыль в глаза, подобные Матвееву бизнесмэны всеми правдами и неправдами добиваются получения миллиардных кредитов и сомнительно, что имеют намерение эти миллиарды отдавать. Попытка кредиторов вернуть долги вряд ли увенчается успехом, так как материальное обеспечение этих долгов давно вывезено и выведено через подставные фирмы, а то, что существует, к организации-заемщику никакого отношения юридически уже не имеет, либо находится в столь плачевном состоянии, что не покроет даже расходов на обслуживание кредитов.

 

Так в феврале 2018 года выглядит один из активов, под обеспечение которыми Матвеевым берутся миллиардные кредиты (бывш. ООО «Красная поляна», д. Бор Новосокольнического района)

 

Всего 1% от предоставленных миллиардов, потраченный на рекламу и имидж позволяет даже убыточное и неуспешное предприятие представить общественности «в шоколаде», вытягивая на этот самый шоколад все больше и больше денег. Реально работающий на земле фермер даже с прекрасно налаженным хозяйством, приносящим небольшой, но честный и стабильный доход, не может себе этого позволить. В результате: чиновник подпишет распоряжение о предоставлении субсидии не успешному фермеру, про которого знать не знает, а владельцу огромных долгов, который свозил его на заграничный курорт «для ознакомления с продукцией партнеров (или конкурентов)». Как результат: фермерские хозяйства сворачиваются, а «шоколадные» холдинги почему-то никак на обещанную мощность выйти не могут. И идут чиновники с протянутой рукой: дай, государство, еще денег, село требует. Ну а банкиры? Банкиры ручки потирают и презенты рассылают.

 

 Всего 1% от предоставленных миллиардов, потраченный на рекламу и имидж позволяет даже убыточное и неуспешное предприятие представить общественности «в шоколаде», вытягивая на этот самый шоколад все больше и больше денег.

 

Существенно и то, что целесообразность расходования бюджетных миллиардов, предоставляемых в единоличное распоряжение владельца холдинга контролировать гораздо сложнее, чем несколько сотен тысяч рублей, выданных небольшому фермерскому хозяйству. У фермера все «на виду», и приобретение дорогой иномарки вместо строительства ангара для сена будет заметно невооруженным глазом. Агропромышленный холдинг – это клубок из десятка-другого компаний, производящих взаимозачеты, взаиморасчеты, взаимокредитование и прочее виртуальное перекладывание средств и активов из одного кармана в другой. Во время такого перекладывания у заемщиков типа Дмитрия Матвеева миллион-другой-пятый-десятый-двадцатый почему-то всегда «теряется». И почему-то очень редко когда находится проверяющими и контролирующими структурами: владелец многочисленных карманов оправдывается незамеченными дырами, в которые провалились миллионы, а потом слезно просит возместить потерю и добавить еще столько же на латание дыр.

Для наглядности рассмотрим поближе одно такое «дырявое» предприятие.

Напомним, что десять лет назад владелец и руководитель Великолукского ЗАО «Великолукский молочный комбинат» Дмитрий Матвеев объявил о создании вертикально-интегрированного агропромышленного холдинга. В рамках этого проекта планировалось строительство четырех мегаферм на 1200 голов крупного рогатого скота каждая. Объем инвестиций в создание молочно-товарных комплексов составил порядка 3 млрд. рублей. Также был подписан контракт на сумму 12,9 млн. долларов на приобретение и доставку на новые мега-фермы 3600 голов племенных высокоудойных телок из Австралии, молоком которых должны были загружаться мощности Великолукского молочного комбината.

Казалось бы, все прекрасно. На всех прилавках города будет местное дешевое молоко и прочие молочные продукты. Племенные коровы будут доиться, плодиться и множиться, обороты наращиваться, долги отдаваться.

Однако на деле все оказалось не так шоколадно, а часть выделенных средств и госкредитов, проценты по которым оплачиваются за счет добросовестных налогоплательщиков, видимо провалилась в одну из дыр многочисленных карманов г-на Матвеева. И часть эта – совсем не маленькая. Пусть неточно, но разница между заявленной суммой контракта на поставку скота из Австралии и реальными затратами на это мероприятие составила несколько десятков миллионов рублей!

Судите сами: стоимость контракта «под ключ» по доставке коров партией не менее 500 голов (т.е. от фермы в Австралии до фермы заказчика) с одной из ведущих московских профильных фирм составляет 2100€ за голову. При транспортировке более крупных партий стоимость соответственно несколько ниже. В указанную сумму входит: стоимость крупного рогатого скота, доставка до фермы Покупателя, страховка, таможенное оформление, НДС, оплата командировки ветврачей и представителя Покупателя и прочие необходимые расходы. С учетом общемировой инфляции, роста цен на топливо, корма, лекарства, в 2008 году расходы на доставку одной коровы никак не могли превышать тех, что требуют аналогичные организации в настоящее время.

Стоимость одного доллара США в 2008 году – в среднем 26 рублей, а евро – в среднем 37 рублей. Таким образом, сумма контракта в рублях, заключенного Матвеевым с компанией-поставщиком, составила около 335,5 млн. рублей, а реально на это требовалось никак не более 280 млн. рублей. Разница – 55 млн. докризисных рублей в том самом 2008 году.

Чтобы иметь пиджак с таким карманом, в дырку которого незаметно провалится 55 млн. рублей, надо быть размером с большого прожорливого динозавра или большого наглого жулика. Или иметь ма-а-аленькую кредитную карту к счету в иностранном банке. Чтобы, когда кредиторы начнут искать, отдавать долги в России было нечем.

И, наконец, самое печальное негативное последствие: на прилавках города Великие Луки вот уже несколько лет нет молока ЗАО «Великолукский молочный комбинат», хотя изначально выданные Матвееву государственные миллиарды как раз и предназначались для развития молочного производства.

 

Продолжение следует

 

Аналитическая группа

Комитета по противодействию

информационным диверсиям